Холокост в Вильнюсе

В этой статье мы будем говорить об очень страшных событиях. Но молчать об этом тоже нельзя, если мы все не хотим возврата страшной трагедии. Люди склонны повторять ошибки прошлого, особенно если они забывают уроки истории. Одной из самых страшных страниц Второй мировой войны был Холокост – массовое уничтожение евреев (иудеев). Катастрофа этого народа, ещё называемая термином «шоа», унесла шесть миллионов жизней во всей Европе. Многие из вас слышали про такие лагеря смерти, как Освенцим, Собибор, Треблинка или знают про еврейские гетто в Варшаве, Львове, Минске. Мы расскажем о менее известном месте массовых убийств – столице Литвы, Вильнюсе.

До начала Второй мировой войны Вильнюс принадлежал Польше. Большинство горожан были поляками, литовцев насчитывалось не более одного процента от всего населения. Четверть жителей составляли евреи (около 54 тысяч), тесно жившие в самом центре города. Они держали множество лавок и магазинов, предлагали услуги ремесленников, занимались врачебной практикой. Среди них были богатые предприниматели, такие как пивовар Шопен, в честь которого была названа одна из улиц Вильнюса. Жили там и очень бедные евреи, еле сводившие концы с концами. Среди иудеев Вильнюса было множество представителей просвещённой интеллигенции, и даже бытовало мнение, что мудрость нужно искать именно в этом городе. Вильнюс считался Северным Иерусалимом как один из крупнейших центров еврейской теологии, философии и образования. Горожане всех национальностей предпочитали лечиться у евреев, которых считали лучшими врачами. Там работал и знаменитый терапевт Тимофей Шабад, ставший прототипом доктора Айболита в произведении Корнея Чуковского.

Мирную жизнь Вильнюсских иудеев прервала Вторая мировая война. С сентября 1939 года в Вильнюсе была установлена советская власть. 24 июня 1941 года город был захвачен фашистами. С первых дней оккупации начались погромы и массовые убийства евреев. Прямо на улицах людей арестовывали и отправляли в городскую тюрьму. Заключённым лгали, что их отправят на принудительные работы, но их путь завершался прямо за городом – в лесу около посёлка Понары. До войны это было тихое и уютное место, где жители города любили прогуливаться, собирать ягоды и грибы. При советской власти там были вырыты большие котлованы, где планировалось строить нефтехранилище. Но нацисты придумали иное назначение огромным ямам.

Когда поезд приезжал, евреем приказывали выходить и раздеваться. Самые ценные вещи забирали немцы, а остальное присваивали охранники-литовцы. Позже часть одежды они продавали, а красивые платья дарили своим девушкам. Заключённых сортировали – мужчины стояли отдельно от женщин. Кое-кто осмеливался бежать, но редко кому это удавалось - вооружённая охрана чаще всего убивала при первом неверном шаге. Маленьких детей отбирали из рук матерей и живых бросали в ямы глубиной в пять-восемь метров. Некоторых малышей перед этим брали за ноги и с размаху били головами о сосны. Подростков и взрослых людей ставили в ряды по десять человек лицом к краю котлована. Каратели стреляли - мёртвые и раненые жертвы падали вниз. В конце «рабочего дня» убийцы (в основном литовцы) забрасывали трупы песком. Были нередки случаи, когда закапывали ещё живых людей. Выбраться из ямы удавалось единицам. Только в первые месяцы оккупации было уничтожено по меньшей мере 30 тысяч иудеев. Их отлавливали литовцы, которые за каждого пойманного получали вознаграждение в десять рублей.

В Вильнюсе нацисты огородили заборами гетто и разделили его на две части – Большое и Маленькое. Между ними проходила улица с символичным названием – «Немецкая». В маленькой части находилась Великая синагога, приходящие туда молиться жители города, а также священники подвергались аресту и отправлению в Понары. До конца октября 1941 года Маленькое гетто было ликвидировано – там евреев не осталось. Условия жизни в тесном пространстве были ужасными, свирепствовал голод и болезни. Ежедневно арестовывали и увозили на расстрел сотни людей. До конца года в Большом гетто осталось до 20 тысяч иудеев. Половина из них там находилась нелегально – то есть должны были быть уничтожены, но прятались в «малинах» - тайных укрытиях: на чердаках, в подвалах, глубоко под землёй. Литовцы часто устраивали облавы – искали тех, кто укрывался. При обысках в скученных и душных «малинах» приходилось проводить много часов, самые слабые умирали от нехватки кислорода.

Евреи не потеряли своего человеческого лица даже в чудовищных условиях. Врачи продолжали принимать людей в больнице. Лекарств не хватало, и медики были вынуждены выбирать, кого лечить, а кого оставлять умирать. Работали две бани, в которые должны были ходить все жители гетто ради профилактики инфекций. Интеллигенция продолжала культурную жизнь – здесь был свой оркестр, два хора, музыкальное училище, работала библиотека. Действовали детские сады, две начальные и одна средняя школа. Жители гетто открыли свой театр. За два года в нём было поставлено около 150 спектаклей, собиравших полный зал зрителей.

Жителей гетто становилось всё меньше. В самом тяжёлом положении оказались дети и старики. Они не могли работать, и их вывозили в первую очередь. Стало очевидно, что утверждения фашистской власти о том, что заключённых увозят на принудительные работы, не больше чем сказки, предназначенные для усмирения толпы. Появилась подпольная организация, в которую вступали ради борьбы как мужчины, так и женщины. Контрабандным путём им удалось раздобыть оружие. Но для серьёзного сопротивления их было слишком мало, и единственным способом борьбы стали попытки бегства и присоединения к советским партизанам. Но это удавалось сделать очень немногим.

В геноциде активно участвовали литовцы, но среди них оказалось и немало замечательных людей, спасавших евреев. Одним из ярчайших примеров является судьба сотрудницы университетской библиотеки Оны Шимайте. Под предлогом возврата от читателей университетских книг она попадала в гетто. Заносила туда еду, медикаменты и даже малокалиберное оружие. Обратно тайно выносила маленьких детей. Скрывала их у себя дома и на чердаке библиотеки, а затем находила людей, которые соглашались забрать малышей с поддельными документами. По тогдашним законам она была преступницей и после ареста подверглась жестоким пыткам. Была отправлена в концентрационный лагерь, откуда её освободили союзные войска.

В 1943 году немецкая власть решила ликвидировать гетто в Вильнюсе. Самых слабых евреев – стариков и больных людей - отвезли в Понары. Матерей с детьми отправили в лагеря смерти на запад. Молодые и работоспособные мужчины и женщины попали в концентрационные лагеря в Эстонии и Латвии. 23 сентября ликвидация гетто закончилась. В Вильнюсе осталось несколько тысяч иудеев для принудительных работ. Летом 1944 года, когда к Литве подступала Красная армия, фашистские оккупанты расстреляли последних евреев Северного Иерусалима. В сегодняшней Литве 23 сентября – мемориальная дата, которая носит название «День памяти жертв Холокоста».