Аустерлицкое сражение Никиты Лунина

Главное командование объединенными русскими и австрийскими войсками молодой император Александр I передал союзникам австрийцам. Они и придумали бездарный план боя, рассчитанный на то, что французы, буквально не сходя с места, будут ожидать. Но только французами командовал император Наполеон, а он был великим полководцам, и все получилось совершенно иначе. Не ожидая пока наступит бой, он начал сражение сам.

В те времена отряд русской гвардии всего за несколько дней до этого подошедший из Санкт-Петербурга, находился в резерве, вдали от поля боя он готовился к торжественной встрече победителей. В числе прочих в этот отряд входил Кавалерградский полк - самый лучший в гвардейской кавалерии.

Кавалергарды очень переживали, что им не придётся участвовать в бою, и особенно об этом переживал 16-летний корнет Никита Лунин. Он был самым молодым офицером полка, офицерский чин ему, так же как и его старшему брату Михаилу, присвоили лишь месяц назад. И как же хотелось ему отличиться в бою! Привести в атаку свой взвод и быть награждённым орденом за воинский подвиг… И вот теперь все прислушались к отзвуком далёкого боя, представляли себе как объединённые силы союзников победят французов… А они остаются не у дел.

- Знаешь что, брат, - сказал вдруг Никита, - мне хочется иногда оставить всё и уйти в монастырь, чтобы закончить там свои дни.

- Да брось ты! - махнул рукой ему Михаил, который считался в полку самым смелым из всех молодых офицеров, - просто ты переживаешь что не участвуешь в бою, вот и приходят тебе в голову всякие нелепые мысли.

Закончить свой разговор братья не успели, со стороны Аустерлица появился офицер, сообщивший, что гвардейцев требует к себе командир отряда цесаревич Константин. Обогнав другие полки, кавалергарды первыми прискакали к платине, близ которого ждал великий князь.

- Выручайте скорее пехоту! - только и успел крикнуть Константин.

Проскакав через плотину, кавалергарды выехали на берег и перед ними открылась картина сражения. Француза со всех сторон наступали, теснили наши отступавшие войска. Разделившись поэскадронно Кавалергардский полк бросился на помощь Преображенскому и Семеновскому полкам.

В этом бою Кавалергардский полк потерял почти половину своего состава. В числе погибших оказался и тот юный Никита Лунин. Он отважно повёл взвод в атаку на французские пушки и был смертельно ранен картечью в грудь. Истекающего кровью офицера принесли в находящийся неподалёку монастырь братьев миноритов.

- Видишь, Михаил, - с трудом улыбнулся Никита, - я же тебе говорил, так оно и получилось – монастырь…

Уже много лет спустя в далёкой сибирской ссылке декабрист Михаил Сергеевич Лунин вспоминал своего младшего брата: «Он умирал словно младенец, засыпающий на груди матери».